Экспериментальный гипотиреоз методика

Гипотиреоз: диагностика, методы и инструменты распознавания

Гипотиреоз — клинический синдром, основу которого составляет стойкий дефицит тиреогормонов щитовидной железы либо невосприимчивость к ним органов и тканей.

Это одна из частых патологий эндокринной системы, проявляющаяся нарушением практически всех функций человеческого организма.

Неспецифичность клинической картины и необходимость пожизненной гормонозамещающей терапии — главные особенности, характеризующие гипотиреоз.

Диагностика гипофункции щитовидной железы проста и основана на определении в крови концентрации гормонов гипофиза и щитовидной железы.

Симптоматика и метод распознавания

Рост распространенности гипотиреоза, отмечаемый в последнее время, связывают с ухудшением экологии, снижением потребления йода с пищей, а также ростом аутоиммунных состояний у населения.

Сегодня распространенность гипотиреоза достигла 2-3 случаев на каждые 100 человек, причем среди женщин патология встречается гораздо чаще, чем у мужчин, а возрастной пик заболеваемости приходится на 70-80 лет.

Самостоятельная диагностика гипотиреоза перед зеркалом

Как и прочие синдромы недостаточности желез внутренней секреции, гипотиреоз бывает первичным и вторичным. Первое из состояний встречается чаще и возникает на фоне отсутствия, либо удаления (тиреоидэктомии) щитовидной железы при аутоиммунном тиреоидите, различных формах зоба и после лучевой терапии на щитовидной железе. Вторичный гипотиреоз развивается на фоне патологии гипофиза или гипоталамуса, что встречается гораздо реже.

По степени выраженности гипотиреоза выделяют:

  • субклинический вариант (легкая гормональная недостаточность при отсутствии симптомов);
  • манифестный вариант (клинические проявления на фоне выраженного гормонодефицита);
  • осложненный вариант (с тяжелыми расстройствами со стороны ЦНС и внутренних органов).

О лечении гипотиреоза народными средствами смотрите здесь.

Как распознать гипотиреоз?

Гипотиреоз относится к тем редким формам патологии эндокринной сферы, при которых клиническая картина не играет решающей роли в диагностике. Вместе с тем, некоторые типичные синдромы или характерные «маски», за которыми скрываются атипичные и субклинические формы болезни, позволяют заподозрить ее уже на ранней стадии. К ним относят:

  • синдром нарушения обмена веществ (гипотермию, ожирение, выпадение волос, анемию, хроническую усталость, ранний атеросклероз, ночное апноэ, мышечную гипотонию);
  • отечный синдром (сиплый голос, ухудшение слуха, отеки языка, глаз, слизистой носа, затруднение носового дыхания);
  • нервно-психические расстройства (головная боль, снижение памяти, эмоциональное обеднение, склонность к депрессиям и психотическим реакциям, когнитивные нарушения, расстройства чувствительности, снижение рефлексов);
  • синдром расстройства системы кровообращения (брадикардия, глухость сердечных тонов, гипертензия, кардиомегалия, недостаточность кровообращения);
  • нарушения пищеварения (метеоризм, запоры, увеличение печени, застой желчи, камни в желчном пузыре);
  • патологические проявления со стороны репродуктивных органов (бесплодие, аменорея или меноррагии).

В большинстве случаев явного гипотиреоза налицо типичные симптомы нарушения работы практически всех органов. Однако зачастую патология развивается медленно, поэтому ее проявления неверно истолковываются как самими больными, так и медицинскими работниками.

Поэтому очень важно обращать внимание даже на минимальные симптомы, комплекс которых укладывается в клиническую картину гипотиреоза:

  • сухость кожных покровов;
  • быструю утомляемость;
  • повышенную восприимчивость к холоду;
  • ухудшение памяти;
  • склонность к запорам;
  • отеки конечностей и век;
  • мышечную слабость;
  • сиплый голос.

Выраженность клинической картины зависит не только от степени гормонального дефицита, но и от динамики заболевания: при быстром развитии процесса симптоматика проявляется более отчетливо и заметна как самому пациенту, так и окружающим.

Кроме того, тяжесть клиники определяется возрастом больного, а также наличием (или отсутствием) у него сопутствующей патологии и индивидуальными особенностями организма.

Так, у одних пациентов даже манифестные формы гипотиреоза протекают с минимальной симптоматикой и обнаруживаются случайно при обследовании по другим поводам. У других незначительные гормональные нарушения влекут за собой целый комплекс характерных клинических признаков и соответствующих жалоб со стороны больных.

В силу этих причин страдающие гипотиреозом нередко годами наблюдаются у врачей различных специальностей, прежде чем попасть на прием к эндокринологу.

Диагностика гипотиреоза и анализы

Современный диагностический алгоритм гипотиреоза складывается из:

  • измерения концентрации свободного тироксина (Т4);
  • исследования крови на тиреотропный гормон (ТТГ).

Известно, что в организме между этими гормонами существует обратная зависимость: в случае недостаточности гормонов щитовидной железы (ТЗ и Т4) уровень ТТГ растет благодаря усилению его синтеза гипофизом.

Поэтому измерение концентрации ТТГ относится к высокочувствительным методикам для выявления гипотиреоза. В случае, когда значение ТТГ выходит за пределы приемлемого диапазона, выполняется дальнейшее исследование крови на свободный Т4.

Такой подход дает возможность выявить не только манифестные, но и субклиничские варианты патологии щитовидной железы.

К исследованию крови на трийодтиронин (Т3) прибегают в отдельных случаях при наличии тяжелых сопутствующих болезней. Этот анализ является вспомогательным и назначается пациентам с синдромом «низкого Т 3»: при легочно-сердечной недостаточности, изнуряющих инфекциях и травмах, поражении миокарда или кахексии. Пониженный уровень Т3 при таких состояниях говорит о тяжести заболевания и является прогностически неблагоприятным признаком.

Диагноз врожденного гипотиреоза основан на проведении всеобщего неонатального скрининга. Для определения концентрации гормонов щитовидной железы у всех новорожденных на 4-5 сутки жизни производится забор крови (из пятки).

В последнее время большой резонанс вызвали рекомендации Международной тиреоидологической Ассоциации проводить скрининг гипотиреоза среди взрослого населения старше 35 лет. Целесообразность такого широкого охвата диагностикой гипотиреоза объясняется повсеместной распространенностью патологии, серьезными последствиями для здоровья и высокой частотой субклинических форм.

Инструментальные обследования для диагностики

  • определение концентрации антител к собственным тканям щитовидной железы (аутоантител);
  • ультразвуковое исследование щитовидной железы (изучение структуры, плотности, однородности и других параметров);
  • гистологическое и цитологическое исследование биопсийного материала щитовидной железы;
  • сцинтиграфическое исследование органа.

О гипотиреозе при беременности смотрите тут.

Эти методики помогают установить причину, вызвавшую развитие гипотиреоза, уточнить характер процесса, лежащего в основе разрушения либо функциональной недостаточности этого органа.

Так, при аутоиммунном тиреоидите (зобе Хошимото) наблюдаются характерные изменения эхоструктуры ткани железы при УЗИ-исследовании: пониженная эхогенность, разнородная структура или очаговые изменения. Аналогичные признаки проявляются при ювенильном тиреоидите, а также молчащем (бессимптомном) и послеродовом транзиторном тиреоидите.

В большинстве случаев верифицировать диагноз гипотиреоза удается с помощью тонкоигольной пункционной биопсии, динамического исследования ТТГ и сопоставления результатов анализов с клинической картиной заболевания.

Использованные источники: gormonexpert.ru

СМОТРИТЕ ЕЩЕ:

  Гипотиреоз лечение нетрадиционными методами

  Аутоиммунный тиреоидит гипотиреоз прогноз

Международный эндокринологический журнал 2(20) 2009

Вернуться к номеру

Моделирование экспериментального гипотиреоза, обусловленного естественным хроническим дефицитом йода в питании

Авторы: Кулимбетов М.Т., Рашитов М.М., Саатов Т.С. Институт биохимии АН РУз, г. Ташкент, Узбекистан
Рубрики: Эндокринология

В лабораторных условиях с использованием местных продуктов питания была создана низко­йодная диета, соответствующая региональным условиям йодной эндемии. В условиях йодного дефицита выращена популяция экспериментальных крыс для изучения тиреоидного статуса. Анализ полученных результатов показывает, что в тиреоидном статусе у крыс первой йододефицитной популяции существенных изменений не наблюдается, в то время как у крыс второго йододефицитного поколения имеются существенные сдвиги в гипофизарно-тиреоидной системе, и это свидетельствует о развитии гипотиреоза у этих групп животных. Созданная модель гипотиреоза может послужить толчком для дальнейших исследований более глубоких изменений в тиреоидном статусе, связанных с хроническим дефицитом йода, что на сегодня является актуальной проблемой для большинства стран мира.

щитовидная железа, хронический йододефицит, тиреоидные гормоны, низкойодная диета.

Введение
Характерной особенностью щитовидной железы (ЩЖ), а также тканей пищеварительного тракта, слюнной и молочных желез является способность концентрировать активный йод [1]. Биологическое значение йода заключается в том, что он является субстратом для синтеза гормонов ЩЖ. Гормоны ЩЖ тироксин (Т4) и трийодтиронин (Т3) необходимы для роста и развития плода и новорожденного. Основным источником йода для новорожденных является материнское молоко [2–5].
Для нормального функционирования ЩЖ человеку в сутки достаточно получать 100–200 мкг йода, снижение этого количества до 40–80 мкг расценивается как дефицит йода, который, не приводя к клинически значимому нарушению функции ЩЖ, вызывает достоверное (15–20 %) снижение показателей умственного развития населения, что связано с неблагоприятным воздействием дефицита йода на развитие центральной нервной системы (ЦНС) [6–9]. Именно этот факт является основанием для международных усилий по ликвидации йододефицитных заболеваний (ЙДЗ).
Когда физиологическая потребность организма в йоде не удовлетворена, у людей возникают функциональные нарушения ЩЖ. Острота дефицита йода и гипотиреоза в материнском организме в период раннего созревания плода обусловливает значительную частоту нервных нарушений у плода. В условиях йодного дефицита нарушения ЦНС у новорожденных могут быть необратимыми. Коррекция йодной обеспеченности в раннем периоде беременности может предупредить развитие вышеописанных нарушений [4, 10].
Известно, что Узбекистан является очагом природного йодного дефицита и в настоящее время в республике реализуется ряд программ, направленных на ликвидацию ЙДЗ [11–13]. Для того чтобы эти программы претворились в жизнь в полной мере, потребуются годы. Нами была создана низкойодная диета, соответствующая региональным условиям йодной эндемии с использованием местных продуктов питания. Концентрация йода в данной диете составляла 10–30 % от его нормальной концентрации. Экспериментальные диеты, используемые зарубежными учеными, являются безйодными и основаны на искусственном рационе, который не является полноценным, так как экспериментальные животные не могут в течение всей жизни находиться на синтетическом пита-
нии [14, 15].
Цель исследования
Целью исследования было создание популяции крыс, содержащихся в течение ряда поколений (F0, F1, F2, F3, F4) на разработанной нами йододефицитной диете. Эта экспериментальная модель дает возможность более глубокого исследования, направленного на выяснение биохимических и молекулярных механизмов развития заболеваний в онтогенезе, вызванных хроническим дефицитом йода в питании. Такие исследования предполагают изучение особенностей обмена тиреоидных гормонов в различных органах развивающихся плодов крыс разных поколений йододефицитной популяции, включающие характеристику углеводного обмена и активности ферментов, зависимых от тиреоидных гормонов с параллельной характеристикой процессов созревания ЦНС. Адекватная постановка таких экспериментов требовала прежде всего создания контролируемой по содержанию йода диеты, обеспечивающей возможность поддержания стабильной разницы в его потреблении в контроле и в опыте. Другое важное условие — сохранение воспроизводства экспериментальных животных, поскольку лишь второе поколение йододефицитных животных может рассматриваться как соответствующее условиям эндемических зон.
Материалы и методы
Основной интерес в исследовании тиреоидного статуса для нас представляли крысы второго поколения (F2) в разные сроки после рождения (5, 10, 15, 30, 60, 120, 200 и 360-й дни), которые постоянно содержались в условиях сниженного на 70–90 % обеспечения йодом. Контролем служили крысы, получающие нормальную концентрацию йода в питании. При создании экспериментальной модели с дефицитом йода в питании крыс нами были использованы продукты местного происхождения с низким содержанием йода. Как основной продукт питания использовался комбикорм с добавкой премикса, не содержащего йод (опыт — 4,5 мкг
йода/сутки), и премикса, содержащего йод (контроль — 18,8–34,5 мкг йода/сутки). Нужные премиксы вводились в состав комбикормов непосредственно на комбинате хлебопродуктов, что обеспечивало идентичность технологии приготовления опытных и контрольных кормов. Разница в кормах по содержанию йода составляла 70–90 %. В ходе эксперимента эта разница поддерживалась путем стабильной коррекции колебаний концентрации йода в контроле с использованием раствора йодида калия.
В эксперименте было использовано 408 белых беспородных крыс. У этих групп животных мы исследовали концентрацию Т4 и Т3 в периферической крови и оттекающей от ЩЖ в венозной крови, определяли вес ЩЖ и гипофиза, изучали активность митохондриальной (МХ) a-глицерофосфатдегидрогеназы (a-гл), активность Na/К-АТФазы и Мg-АТФазы плазматических мембран (ПМ) печени, почек и головного мозга.
Для определения концентраций Т4 и Т3 в крови использовали радиоиммунологические наборы Института биоорганической химии АН Республики Беларусь, г. Минск.

Результаты и их обсуждение
Исследования у крыс поколения F0 концентрации ТГ в крови, веса ЩЖ и гипофиза показали, что йодный дефицит в течение 10 месяцев не приводит к заметным отклонениям тиреоидного статуса. Результаты исследований концентраций Т4 и Т3 в периферической крови у 60-, 90- и 120-дневных животных йододефицитной популяции поколения F1 также не показали каких-либо заметных сдвигов относительно контроля, в то время как концентрация Т4 была достоверно снижена у животных опытной серии в возрасте 6 месяцев и 1 год. Полученные данные являются определенным вкладом в изучении патогенеза гипотиреоза и послужили стимулирующим толчком для дальнейших исследований в этом направлении.
Исследование концентрации гормонов ЩЖ в периферической крови у 5-, 10- и 15-дневных крыс поколения F2 не демонстрируют заметных отличий между контролем и опытом. Концентрация как Т4, так и Т3 была достоверно снижена во всех остальных группах экспериментальных животных (30-, 60-, 120-, 200- и 360-дневные) опытной серии. Динамика же изменения уровней Т4 и Т3, связанная с возрастом, синхронна: высокие уровни Т3 в ранние сроки, обусловливающие высокое значение соотношения Т34 ´ 10 3 , с возрастом снижаются, и в 3-месячном возрасте показатели тиреоидных гормонов становятся близкими к значению аналогичных показателей у взрослых животных.
Следует отметить, что только у 10-, 15- и 200-дневных экспериментальных животных отмечено увеличение соотношения Т34 ´ 10 3 .
Представленные данные свидетельствуют о хроническом снижении обеспеченности тиреоидными гормонами у крыс опытной группы поколения F2, сочетающемся с усилением тиреотропной функции гипофиза и гиперпластических процессов в ткани ЩЖ.
Из результатов следует, что секреция Т4 из ЩЖ крыс йододефицитной серии значительно подавлена, в то время как секреция Т3 сохранялась в пределах контроля, обеспечивая значительное увеличения отношения Т34 ´ 10 3 в тиреоидной венозной крови, снижение до 50 % концентрации Т4 в циркуляции при сохранении уровня Т3 свидетельствует о компенсаторном его образовании в организме в данных условиях.
Исследование массы ЩЖ у крысят F2 месячного возраста ЙД-популяции не выявило каких-либо изменений с контролем. Было обнаружено наличие гипотиреоза у крыс опытной серии поколения F2 в возрасте 60, 120 и 200 дней, у отдельных животных превышение в массе железы достигало 100–150 % от контроля.
Наряду с исследованиями уровней тиреоидных гормонов в крови и массы ЩЖ крыс поколений F2 в условиях хронического дефицита йода в питании был также изучен вес гипофиза животных разного возраста с целью изучения глубины гипотиреоза.
Было установлено, что у крысят 30-дневного возраста йододефицитной популяции поколения F2 имеется достоверное снижение в весе гипофиза по сравнению с контролем, эти сдвиги с возрастом исчезают в силу адаптационных процессов (60, 120 и 200-й дни).
Известно, что благодаря адаптационным сдвигам в гипофизарно-тиреоидной системе при частичном дефиците йода в питании уровни гормонов ЩЖ в крови могут в течение длительного времени заметно не снижаться. В связи с этим экспериментальное исследование йододефицитных состояний требует использования объективных критериев для суждения об обеспеченности организма тиреоидными гормонами. Считая, что показателем, отвечающим таким требованиям, может послужить активность ферментов Na/К-АТФазы и a-гл, провели ряд исследований, поскольку в литературе отмечено выраженная зависимость активности этих ферментов от тиреоидного статуса.
Для суждения о том, отражаются ли (и насколько) сдвиги в гипофизарно-тиреоидной системе на скорости внутриклеточных процессов, мы исследовали активность МХ a-гл и Na/К-АТФазы ПМ периферических органов (головной мозг, печень, почки).

Результаты исследования активности a-гл в периферических органах у крыс F2 различных возрастных групп (30, 60, 120 и 200-й дни) представлены ниже.
Из полученных результатов видно, что активность a-гл была снижена у йододефицитных крыс всех возрастных групп в мозге в среднем на 41 % и в печени на 29 %, кроме того, активность данного фермента увеличивается с возрастом животных как в печени, так и в мозге.
Представленные данные свидетельствуют о развитии у крыс с частичным дефицитом йода в рационе хронического снижения обеспеченности тиреоидными гормонами, которое демонстративно проявляется в подавлении активности тироксинзависимых процессов в периферических органах и может рассматриваться как гипоитреоз.
Результаты исследования активности Na/К-АТФазы ПМ печени, почек и головного мозга крыс представлены в табл. 6.
Из полученных данных следует, что у крыс всех возрастов опытной серии нами найдено подавление активности Na/К-АТФазы в мозге в среднем на 22 %, а в печени и в почках — на 38 и 37 % соответственно в сравнении с активностью этого фермента у контрольных животных.
По полученным данным наблюдается тенденция к увеличению активности этого фермента с возрастом как в контроле, так и в опыте достоверные изменения все еще сохраняются между исследованными группами животных. Следует отметить и то, что у крыс группы контроля имеет место увеличение активности данного фермента во всех исследованных органах от рождения до 2-месячного возраста, после которого его активность остается стабильной, в то время как стабильность Na/К-АТФазы у опытных животных наступает с 4-месячного возраста.
Следует отметить, что при определении активности Na/К-АТФазы мы одновременно измеряли и активность Мg-АТФазы, фермента, для которого не выявлено зависимость от тиреоидного статуса. Мы также не обнаружили изменений его активности у йододефицитных крыс, концентрация его не менялась и в зависимости от возраста животных.
Выводы
1. Хронический дефицит йода в диете приводит к развитию стойкого гипотиреоза у крыс поколении F2 йододефицитной популяции, характеризующегося снижением секреции тироксина щитовидной железой, а также к структурной перестройке с образованием мелкофолликулярных аденом и увеличением веса железы.
2. У йододефицитных животных активируется тиреотропная функция гипофиза с подавлением активности a-глицерофосфатдегидрогеназы и
Na/K-АТФазы в печени, почках и головном мозге.
3. Разработанный нами методологический подход можно использовать для экспериментального моделирования гипотиреоза при изучении механизмов зобообразования, кретинизма и других последствий хронического дефицита йода.

Использованные источники: www.mif-ua.com

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:

  Аутоиммунный тиреоидит гипотиреоз прогноз

  Гипотиреоз код по мкб

Экспериментальный гипотиреоз методика

Опытным путем мы рассмотрели отрицательные стороны гипотиреоза и тиреотоксикоза в связи с тем, что применение данных препаратов без назначения врача активно используют желающие похудеть.

Тироксин (Левотироксин, L-тироксин, Тетрайодтиронин, Т4) – основной гормон щитовидной железы. Тироксин биологически малоактивен, с помощью специального фермента превращается в организме в более активную форму – трийодтиронин. Тироксин применяется в медицине для лечения гипотиреоза [1]. Многие женщины и бодибилдеры прибегают к использованию тироксина в качестве средства для похудения. Тироксин обладает мощным жиросжигающим эффектом, увеличивает расход калорий и ускоряет метаболизм. Популярность его снизилась в последнее время в связи с негативным влиянием на сердце, тироксин обладает адреналиноподобным эффектом, заставляя сердце биться чаще, а вместе с этим вызывает чувство волнения и беспокойства, которые не очень хорошо переносятся [2].

Если щитовидная железа вырабатывает слишком много тироксина, что часто бывает при её воспалении, узлах, развитии зоба, то люди стремительно худеют, плохо спят, страдают от сердцебиений. У них всегда чуть повышена температура тела, кожа сухая и горячая, а глаза выглядят несколько выпученными. Другое название гипертиреоза базедова болезнь.

Также для сравнения в эксперименте мы вводили крысам препарат мерказолил. Он является синтетическим антитиреоидным (тиреостатическим) веществом. Как и другие вещества этой группы, вызывает уменьшение синтеза тироксина в щитовидной железе, благодаря чему оказывает специфическое лечебное действие при ее гиперфункции. Подобно другим антитиреоидным веществам также понижает основной обмен. Препарат ускоряет выведение из щитовидной железы йодидов, угнетает активность ферментных систем, участвующих в окислении йодидов в йод, что приводит к торможению йодирования тиреоглобулина и задержке превращения дийодтирозина в тироксин [3].

Гипотиреоз – это заболевание, при котором выработка природного тироксина снижена. Особенно это опасно для беременных и для детей. Организм не может нормально расти и развиваться при нехватке этого гормона, поэтому у ребенка замедляется рост и при поздней диагностике навсегда нарушается интеллект, так как страдает развитие головного мозга. Если диагноз гипотиреоза не поставлен на первых месяцах жизни, даже если в дальнейшем нехватку гормона компенсировать, малыш вырастет глубоко умственно отсталым.

У взрослых гипотиреоз проявляется лишним весом, сонливостью, замедленным мышлением, отеками, такие люди всегда и везде мерзнут.

Материалы и методы. У животных первой опытной группы (n=5) моделировалось создание экспериментального тиреотоксикоза путем внутрибрюшного введения L-тироксина. Эксперимент продолжался 21 день. А у животных второй опытной группы (n=5) моделировалось создание экспериментального гипотиреоза путем внутрибрюшного введения мерказолила. Эксперимент продолжался в течение 21 дня. Через 3 недели проводился убой крыс. В данном эксперименте забиралась кровь на определение ТТГ и Т4. Также мы исследовали такие органы, как: щитовидная железа, гипофиз, семенники и мозг.

Результаты и их обсуждение. В течение эксперимента в первой опытной группе были изменения в массе крыс – она уменьшалась. Также изменился внешний вид шерсти животных и изменилось их поведение – оно стало пассивным. У второй группы также были потери в массе и изменения в поведение – наблюдалась гиперактивность. Результаты анализа крови представлены в таблице.

По данным таблицы видно, что введение данных препаратов отрицательно влияют на показатели крови крыс.

В первой группе отмечается повышенное содержание тироксина и пониженное содержание тиреотропного гормона в крови, что свидетельствует о гипертиреозе. А во второй группе повышенное содержание тиреотропного гормона и пониженное – тироксина, что свидетельствует о гипотиреозе.

Также в первой группе превышают норму показатели по АЛАТ, АСАТ, лейкоциты, тромбоциты. Снижены показатели общего белка, гемоглобина, лимфоцитов.

Во второй группе норму превышают показатели АСАТ, тромбоциты. Снижены показатели общего белка, гемоглобин. Все эти показатели свидетельствуют об отрицательном влиянии больших количеств препаратов L-тироксина и мерказолила на биохимию крови, а значит и на состояние организма в целом.

Использованные источники: natural-sciences.ru

Читайте так же статьи